Муниципальное образование Джидинский район Республики Бурятия




Праздники России








Обратная связь с пользователями сайта




Правовое информирование

Джида моя - Казачий край





ПРЕДАНИЯ СТАРИНЫ

.

Якимова (в девичестве Якимова) Анна Дмитриевна, 1909г.р., уроженка с. Зайцево. Записано 03.08.1999 года.

СЕЛО     

В селе Зайцево в начале века было 2 улицы, примерно 40 дворов. Сейчас там ферма. Плохо не жили, для себя зарабатывали, копейки не было. Всяк про себя старались: кто хлеб продаст, кто нажнет, у кого  родится, у кого и не родится. Хлеба намолотят, увезут в Улан-Удэ, продадут рублей на 5-6. Раньше все дешево было. Четыре копейки стоил один метр товару (когда взрослая была).

Жили  не все бедно, средне. Жили и богато. Были вверху такие Лаврентьевски. У них 40 баран, 20 коров. Советская власть раскулачила, все по колхозам растолкали.

Деревня была больша, лес был близко, грибы были близко. Лавки не было, на пароме ходили в Цагатуй (Петропавловку). Канат тянут - паром идет. Лодка была. Летом речка рядом, купались там.

Раньше больницы не было, но ездил врач специально по деревням. Врач жил в Петропавловке. Один на всех. Мы лечебные травы собирали и сейчас собираем. Роддома не было. Бабничать, значит принимать роды.

Фамилии всяки разны были: Побоковы, Якимовы, Зайцевы, Катарошински, Лапински.

       В НЯНЬКАХ

В няньках жила четыре года в Усть-Кяхте. С 14-15 лет. Там тетка жила по матери. Я жила в богатой семье Бушуевых. У них было двое детей. Держали в няньках меня, за 50 копеек в месяц, и в работниках моего земляка. Я должна была убираться в горнице, стряпать, смотреть за ребятишками.

СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ

Советская власть пришла, сразу стало хорошо. И подешевле было, и деньги давали хорошо.  При царе учиться была возможность только у богатых. Заканчивали 3-4 класса. Ездили в Петропавловку в школу. Одевались, у кого что было. При советской власти носили красивые юбки, ходили красиво одеты.

              

                * * *

Сороковикова (в девичестве Якимова) Аграфена Васильевна, 1927 г.р., уроженка с. Зайцево. Записано 04.09.2001 года                                                              

                                                           СКРИПКА  

Тятя мой, Якимов Василий Григорьевич родился в 1888 г. в с. Зайцево. Он очень хорошо играл на скррыпке. Она откуда появилась, я не скажу-ка. На скррыпке только один тятя играл. Он у нас левша был и перестроил скррыпку под левшу.  и никому не доверял. Потом ее еще по наследству передали. Позже купили балалайку, потом мандалину. На балалайке играла вся семья, кроме сестры Маши. И на гитаре все играли. На мандалине один Гоша играл. Всего-то нас у родителей было пятеро: Анфиза, Мария, Кристинья, Георгий, Аграфена). Все в семье пели. И мои ребята все поют, играют (Петр - 1948 г.р., Людмила - 1951 г.р., Павел - 1964 г.р.) К тяте ходил наш зайцевский Георгий Каторшин Дмитровский. Он тоже пристроился к этой скррыпке. Все говорил: «Ну-ка, дедушка Василий, умрешь - скрипку мне. Уж, ребятам скажи скррыпку мне». Мы тяте 40 ден отвели, ему отдали тятино пальто, унты собачьи и скррыпку.

На гармошке у нас никто не играл. В Зайцево была одна тальянка у Зайцева дяди Григория. На всю деревню. А деревня-то была 22 двора в 40-е годы.

Когда еще колхоз, пятилетка была, нас отправляли от колхоза в город. Был Денис Иннокентьевич Тютерн, с войны он пришел без ноги, так мы раза 3 ездили. Я на гитаре, он на балалайке играли «Коробочку», «Во саду ли». И играли, и пели вместе.                                                    

                                                                СВАТОВСТВО

Раньше сватали. Едут невесту сватать, берут крестную и крестного, обязательно свата и сватью. Родители сами не приезжали. Сосватают, потом приезжают (с рюмочкой) с вином. Везут каких бы не было 5 бутылок и хлеб, соль. Не хлеб, а пирог. Стряпают пирог - курицу зарубят. На рюмочку едут с этим пирогом. Раньше говорили: «Не отдавай за жениха, а отдавай за родителей». Сначала смотрят какие родители, как они живут, какого поведения. Достаток и не обязательно. Работящие и ленивые были. Сначала узнавали какие родители.

На свадьбу созывали почти всю деревню, все друг другу родня. Невесте готовили приданное: сундук с одежонкой, полотенце, войлок, одеяло, подушки. Венчаться ездили в церковь.                                          

РЕДКАЯ СЕМЬЯ

Вот у их-то интересная семья была. Бабушка Аганя прожила с всю жизнь прожила с двумя стариками, с двумя мужьями прожила. Она за дедушку Митроху вышла замуж, потом дедушка Гендри пришел, поляк. Они жили зажиточно, у них дом большой был, по-сейчаснему поварка, а раньше избушка говорэли. Там он сделал какой-то станок точил из дерева солонки, веретешки. От дедушки Митрохи была Кирча и Елена. Это законные Митрохины ребята. Потом у них родился Андрей от поляка, белый, здоровый был парень. Потом девка у них родилась Анфея, потом Иван, Настя. Они всю жизнь дружно прожили. У них никогда-никогда скандала не было. Эта бабушка Аганя она неделю с одним спит, неделю с другим. Народ нормально на это смотрел. Всю жизнь два мужа прожили. Сама она родом с Зайцево. Митрофан тоже зайцевский. И не одобряли люди, и худого не говорили, и доброго не говорили. Дедушка Митроха был престрашный охотник, все время охотился. А этот дедушка Гендрих был престрашный рыбак. И вообще они жили в достатке. А вот у этой бабушки Агани всю жисть мешками трава была. Она всю жись людей пролечила, всю жись она роды принимала. Раньше иметь двух мужей - такого больше не было. Какой позор был.                                                 

                                                                БУЦУМУЛКА

Раньше, если вышла замуж и жизнь не сложилась, - она разошлась. Ее звали буцумулка. На нее шибко не глядели, ее мог другой жених не взять. Вот там как родители разрешат. Еще раньше как было, если там че-нибудь не сложится жизнь, то девка прибегала из другой деревни домой, да у ей косы. Запрягают коня, завязывают за чембур этими косами и везут обратно к мужику. Родители так делали. Разводиться не хорошо было. Вот потом девку за девку не считали. Потом ей проходу нет: «Буцумулка, буцумулка». Потом ей имя-то не было кроме буцумулка.

УКРАШЕНИЯ

Лицо не подкрашивали. Такие уж шибко-шибко кто, то красный карандаш на бумажке начертят, и вот этой бумажкой румяна делали. Ни бус, ни сережек у сестры Анфисы не было и у других девок не было. Это уж  сережки ррэдко кто. А вот кольцо-то носили. Один колечко на средний палец. У мужиков кольцов не было. Если колечко, то знали, что замужняя. Колечко из копеек выбивали из пятаков. Как-то выбивали. Были желты пятаки, медны пятаки. Делал у нас их пришедчий дедушка Гендрий, поляк. Дома сделал какой-то станок, из дерева все точил: солонки, веретешки. Колечки вот делал. Это я знаю. Этот дедушка жил в Зайцево.                                         

ИЗГОТОВЛЕНИЕ

ВОЙЛОКА

Раньше был войлок. (сейчас это матрац). Потник был маленький. А это называли войлок, двухспальный по-сейчашнему. Катают сами: шерсть шиньгают из грязной шерсти. Катают шесть баб. Настелют шерсть, возьмут скалку и катают. В основном летом. Одеяло и подушки шили сами.  

                                                                * * * 

Ильчук (в девичестве Якимова) Елена Веденеевна, 1930 г.р., уроженка с. Зайцево. Записано 14.08.2011 года.                                                 

БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ

За буераком Митрохински девки жили Григорий Зайцев, Максимовски, Нонка, Катька три девки. Все в одном доме жили, вся компания. Детей-то у них много было и все в одном доме жили. Замуж выходили и жили там с мужьями и дитями. Вот Анфея потом жила в Лапшиново по Ленина. Колька у ей парень был, Надька, Катька, которая зубы-то заговаривала. Все в одном доме оне жили и все оне замужем были. Анфея была замужем, Елена была замужем, Кирча была замужем, Настя была замужем. У Анфеи было: Колька, Надька, Катька, Мишка. Дом у них был не так большой. Деревянна кровать к стенке приделана и садок был. На деревянной кровати дедушка, бабушка спали. Но у них-то два дедушки было, бабушка с двумя жила. Но потом-то они разъехались. Хозяйство оне шибко не держали, вот коровенок они держали.                                             

                                                      СОБИРАТЕЛЬСТВО

Жили тем, что ходили все собирали, колоски собирали, гречуху, хамхул. Это война была, уж кончалась. Ягода была. Вот ходили за одну ночь. Утром ра-ано встанем, уйдем на Гунзан. Максимовска Настя и тетка Анна. Женщины нас водили. Настя хода знала и тетка Анна. Голубицу собирали там, дику смородину. По ведру брали все, тот ведро возьмет, другой и коромысло. Ведра железны были. Я ведро наберу, друга и по очереди на горбушке ташшим. Косогор, бугры, круто и ..босиком. Ноги протыкали, разрезали. Ягоду привезем, а она на столе-то и вином-то возьмется. Ни сахара и не варили ни че не делали. Прытащищь, поедим голубицу, она стоит-стоит да вином возьмется. Вываливатся потом. Брали ягоду, ели и не че с ней не делали. Грибы не собирали. Маслят собирали и жарили. В печке на  листке набросишь и рыбу, эту Митроски чебочки, мелконьки таки. Морды таки плели дедушка Иван, Гендра. Вот эти морды поставят, вечером уйдет дедушка Гендрих, утром рано пойдет, снимет и прыташит. И насыпит на листья. И не чистили не че вот так в печку. Потопит, поставит, высушит. Она там высохнет, так едим.                 Людмила Поддельская, с. Петропавловка.

                

Бальчугова (в девичестве Костылева) Мария Евсеевна 1927 г.р., урож. с Лапшиново.

                                                                                                                                  Записано      31.07.2001 года.

РОДИТЕЛИ

Маму звали Наталья Андрияновна, девичья фамилия Хохлова, с 1900 года рождения. Они жили в Чемуртае. А тятя, Евсей Иванович Костылев, с 1906 года. Вот у него я узнала о дедушке и его отце. Дедушку звали Иван Харитонович. Вот у дедушки Харитона тятя и вырос в Чемуртае, там женился и там жил. Иван был в Чемуртае рожден, а потом переехал в Лапшиново. Дедушка Харитон большой, здоровый тоже был, крупный. Бородень вот такая, до пояса. 

 ВЕЧЕРКИ

Мама рассказывала, когда молодые были на вечерки бегали. Выбирали таких, которым нечем жить. Кто один живет, у кого дров не было. Так, на вечерку кто дрова принесет, кто керосин, кто свечку. Кто пляшет, кто играет. Раньше  нахальства не было такого.   

Григорьева (в девичестве Побокова) Екатерина Даниловна 1926 г.р., уроженка с. Ангархай. Записано 29 июля 2001 года.

МАСТЕР

   Для варег одна иголка была. Вверху дырочка, чтоб нитку вдергивать. У нас дедушка из костей бараньих вырезал иголку. Он был  на все руки мастер, да и сейчас ребята говорят: «Дедушка бы жил, стулья делал, кровати делал, телеги делал». В Кяхту съездил, (пешком раньше ходили), говорит: «Ну, Васильевна, (обращался к молодухе по отчеству) я там сидейку у мужика видел». Сделал сидейку, в нее садятся два человека. Потом ходок сделал.  Ходок имеет 4 колеса, как  телега.

УЧИТЕЛЯ

   После советской власти орга

низовалась школа в Ангархае, до советской власти  школы не было. В школу я пошла восьми лет учиться. У нас учительница была строгая, вой-ой-ой. Вот че она строга была. Анастасия Александровна Большедворская. Она приехала с мужем Алексей Алексеичем. Они вместе учителями были. Кто нахулиганит, они дресьву заставят наколоть, поставят на колени. Вот какая была. Дети боялись, чтоб на дресьву-то не встать голыми ногами-то, коленками. Раньше строго было. Идешь, со старыми надо было поздороваться.       

ДЕДУШКА УСТИН

    На голову картуз одевали. Папахи мало носили. Вот дедушка Устин Хороших носил. Придет к нам в этой папахе: «Че, Катька, в колхоз пойдешь?» «Ой, не пойду» «Я в папахе пришел, я тебя в колхоз возьму» Ой, че дурыл. Ходил он на свадьбы Тышинским. Про него пели так:

Я не сам гармошку ладил

Не сам лады подводил             

Я не сам девчонку сватал

Устин Маркович ходил

Веселый был человек, на все руки мастер. Мы с ним на ферме работали 6-7 лет. Отчаянный был он. Языком работал хорошо, по-бурятски говорил хорошо. У Устина Марковича было три сестры: Анна, Татьяна, Аганя.      

Хороших Иван Устинович 1913 г.р., уроженец с. Чемуртай. Записино летом 1995 года.

НАРОДНЫЕ

ПРАЗДНИКИ

  Все было просто. Было уважение, в особенности к пожилым людям. Вот у нас был дедушка Варфоломей. Четыре улицы было. Вот идем, с этого края заходим, дедушка Варфоломей сидит. Сидит, значит, мы по той стороне поровняемся, шапки снимем:

“Здравствуйте, Варфоломей Платонович”. Поклонимся. “Ну, идите, идите. Идите, сынки”. И мы идем свободно. Если чуть против, обратно вернет, расскажет родителям, вот так-то ваши дети делают. Были и другие старики, но уважение ко всем, поздороваться со всеми надо было.

      Рождество. Тогда это общие гулянья были. Почти пол деревни соберется в компании у того, кто приглосит. За столами не сидят. Вот пришли к нам, у нас два стола стоят. На обоих столах закуска. А самогонка была в одной большой стопке. Полная стопка вина. Заходят, выпьют. “Пожалуйста, проходите, закусите.” Проходят, закусят кому что надо. Все было: и котлеты, и пельмени, и разные соленья. Посидят, если место есть, которые попляшут, покрутятся. Другой хозяин приглашат: “Дорогие гости, ко мне милости просим.” Вот идут и поют. Вот допустим, до обеда начинают гулять и кончают примерно в час ночи, покуда всех не обходят, не обгуляют. На любой праздник.

На Масленицу пекут блины. Только блины едят, каждый день. С Пятницы начинают гулять. Не молодежь, конечно.  Молодежь катаются верхами, на телеге. По улице. А взрослые гуляют три дня.

Прощенный день пройдет, вечером приходят друг к другу “Простите, простите.” “Нам Бог простит, Бог простит.” Опять угощают, ешь сколько тебе надо. Выпить хочешь - выпей. Так прощенный день прошел. Утром встают, пацанам говорят: “Все на Гунзан улетело. Ничего не осталось.” Пост пошел семь дней. Сруб с капустой едят, с крупой стесненный. Картошку маленькую с горчичкой.

Пасха. Заутрени. Молятся, молятся - на ноги, на колени, на ноги. Все, отмолились, за стол садятся. (Две часовни было. Церковь - в Баяне.) Все на столе: жаркое тут любое, мясо, яйца. Ешь, если можется. Молились в доме, друг возле друга стоят молча. Кто умеет что читать - читает. Библии не было. Молитвы знали даже безграмотные. Молитвы: «Отче наш», «Верую», «Живые помощи», много. Иконы были.

После Пасхи - одинарные праздники: Девятая пятница, Троица, Вторушница, Иван день, Петров день, Прокопьев день, Ильин день, Иван день, Покров, Михайлов день, Прасковейка. Каждая деревня соблюдала свое правило. 

Лапина Нина Владимировна, 1931 г.р., проживала в с. Чемуртай. Записано летом 1994 года.

В ДОМЕ                              

В доме было просто. У стены, выходящей на улицу между окнами стоял стол и лавочка у стола. У стены, выходящей во двор, лавка, примерно три-четыре метра во всю длину (переставная). В противоположном углу была печь с запечкой. Рядом с печкой стоял ящик (назывался куричий садок), на котором спала свекровь. В 1953 году войлок катали. В этом году торговой лавки в селе не было, ходили в Петропавловку. Накопят ведро яиц, сядут на велосипед, наречку. В лодке переправятся, и на рынок. А там яйца продадут.

ЗАГОТОВКА ТАБАКА

 Выращивали много табака. Свекровь курила табак, не продавала. Садили узкими грядами по две штуки в ряд, примерно 4 - 5 гряд. Дудка табака была в диаметре 1,5 - 2 см.  Листья большие, круглые, на верху стебля - цветок. Из каждой пазухи обламываются пасынки, чтоб лист был большой. Чтоб табак был крепче, цветок наверху тоже обламывался. Если надо на семена, то цветок оставляли. Вырастал примерно один метр высотой. Убирали табак перед заморозками, в особенный день. Обламывались только одни листья, так делала свекровь, а дудки выбрасывала. Говорила: “Дудки слабые.” Хотя дудки идут на махорку. Из кости делали иглу, примерно 11-12 см, в отверстие продергивали дратву (конопля). Нить длиной была 1,5 м. Протыкали в толстый черенок от листа, нанизывали, нитку закрепляли. Всю нить вешали под навес, где были налажены жерди. Там табак находился для сушки. Для хранения был специальный деревянный ящик. От длинной нити (связки) отрезали примерно 12 см, укладывали в ящик в первый слой, сбрызгивали водой. Затем ложили второй слой, третий и так до верха. Закрывали плотно, сверху ложили груз. Называется «табак маринуется». Так хранили. Табачок носили в кисете. Возили продавать в Верхний Ичетуй.

ПРИГОТОВЛЕНИЕ ЧАЯ 

Пили чай зеленый, подсаливали. Заваривали сушеную морковь. Чай варили в глиняных, похожих на горшки, латках (ударение на первый слог). Печь топили каждый день. Угли, которые сгорают, сгребали в угол (около дверки), клюкой затромбовывали, пеплом засыпали. Получался загнет. Рядом с загнетом ставят латку. Чай в латке кипит, варится. Так же кипятили молоко.

Шишмарева (в девичестве Лапина) Надежда Матвеевна, 1926 г.р., уроженка с. Чемуртай. Записано 29.05.2002 года.

ОДЕЖДА

Рубахи мужские, помню, не косоворотки, а застежка по центру - столбиком.

Верхняя одежда мужчин - куртик. Поверх куртика - кушак. Шили его из далембы, был очень длинным, приблизительно 5 м, а может меньше. Закрепляли его по бокам впереди, концы не длинные. На голове носили папахи. Отец служил в казаках, носил. Брат с 1918 г.р. тоже ходил в папахе.

Валенок долго не было. Мне было 18 лет, я носила черные овчинные унты. Их шили в комбинате. Валенки появились после войны. В старину были пимы. Высота полусапожек. Их надевали мужчины на унты. Женщины не носили.

Людмила Поддельская,

с. Петропавловка.

Югова (в девичестве Панафидина) Анна Игнатьевна, 1930 г.р., уроженка с. Баян. Записано 10.02.2002 года (со слов Татьяны Мироновны).

Югова (в девичестве Панафидина) Анна Игнатьевна, 1930 г.р., уроженка с. Баян. Записано 10.02.2002 года (со слов Татьяны Мироновны).

Югова (в девичестве Панафидина) Анна Игнатьевна, 1930 г.р., уроженка с. Баян. Записано 10.02.2002 года (со слов Татьяны Мироновны).

ПЕРВАЯ

УЧИТЕЛЬНИЦА

Первая учительница, которая прибыла в Баян была Мария Михайловна Макарьева, москвичка, миссионерка. В Баян она приехала в 1884 г., раньше работала в Кяхте, в церковно-приходской школе. В Баяне сначала учила дома, потом построили начальную школу.

Поехала она как-то в Зайцево, посетила дом, в котором было 10 детей, пожалела она девочку Маланью и взяла с собой. У Маланьи бабушка была из Татарии, вышла замуж за бурята. Маланью Мария Михайловна обучала грамоте. Потом та работала в церкви с книгами.

Учился в школе Панафидин Игнат, закончил школу в 1902-1903 году в возрасте примерно 14 лет. Как  лучшего ученика его отправляли учиться в Казанский университет. Сшили ему костюм, но он так и не уехал.

Мария Михайловна была не замужем. Многие к ней приходили свататься. Любила она и выпить. Сама была из дворянской семьи, богатая, но когда прислали  запрос, ехать за наследством она отказалась в пользу союзов, которые в то время везде образовывались. Известно, что она занималась революционной пропагандой. Однажды из Кяхты к ней прискакал верховой. Сказал, чтоб спрятала литературу. На завтра нагрянула полиция, но ничего не нашли. В 1903 году она умерла. Кто-то в самогонку добавил махорки, и она отравилась. Похоронили ее в Баяне. В Иркутске отлили ей чугунный крест на могилу, с ажуром.

По этой причине Игнат не поехал на учебу. Потом женился на Маланье. В 1931-32 годах Игнат был председателем коммуны (колхоза) «Труженик».

            *  *  *

Черных (в девичестве Стряпунина) Ольга Александровна, 1939 г.р., уроженка с. Баян. Записано в 2002 году.

ДЕДУШКА НИКОЛАЙ

Отец и мама баянски. Вся родова баянски. Маму звать Стряпунина Глафира Николаевна. Ее отца звали Бальчугов Николай Константинович. Мама с 1904 года, отец с 1902 года -  Стряпунин Александр Андриянович. Мамину маму звали Акулина. Дедушка прожил 95 лет, умер до войны. Акулина прожила чуть ли не 100 лет. Главное, ничем не болели. Дедушка умер - легкая смерть. Кто заболеет, он говорит: «Ну, тебе уже лень работать, ты уже представляешься». Он не верил, как люди болеют. Однажды утром встал, говорит: «Ну, Акуля, заказывайте всех сестер, чтоб приехали». У него было 12 сестер, все баянски, он одну сестру любил. Вот заказали. Сестры приехали. Пообедал он и самую любимую сестру заказал: «Сходи, мне из колодца принеси воды пить». И сестра его пошла, воды принесла. Он ковш взял, холодной воды попил, лег на кровать и все, и скончался. Раз мои родители в Бога верили, то и он верил.

МАМА

Мама была из богатой семьи, отец - из бедной. Он работал у богачей батраком.

В семье мамы коров держал. Бараны, куры, гуси - в общем, все у них хозяйство. Работников держали. Но и дедушка рассказывал (мамин отец) «Дедушка ходил на работу еще звезды были, еще темно было. И темно приходил, даже забывал обедать». Хлеб они сами садили. Богаты они были по своему труду. Маме было 26, когда она вышла замуж. В семье была двадцать вторая.

И потом она в девчонках поехала туды в Монголию. Работала мама в Монголии. Она рассказывала, что в 1926 году Сталин приезжал в Монголию, а мама работала горничной. Салфетки таки, все чисто, все наглажено. Самолет прилетит, Сталин выходит. Встреча такая была... ковры, все застелено. Сама его видела. Сестра родилась в 1930 году, вот она 4 года до этого и была. Ну она приезжала, уезжала, родители-то тут жили.

У моей мамы была Библия на старославянском языке. Старинная. Она где-то сейчас у двоюродного брата. Листочки уже желты-желты. К ней приходили соседи. Какой праздник придут: «Ну, читай нам». Ну вот мама читала. Она славянский язык сильно понимала. Она проходила школу молитвенных классов, где преподавали молитву. Когда мама в колхозе пасла баран, нас с собой брала. Она учила нас молитве «Отче наш, Сущий на небесах». Она нас учила. Вот встанет утром, молится, и мы с ней. Иконы не сохранились.

У ней образования было всего два класса. Вот сейчас одиннадцать классов кончат, как два класса раньше. Вот племянник учился, она сядет, очки наденет и задачи решит. И покажет, и расскажет.

В ССЫЛКЕ

В 1943 году 4 января сослали в Красноярский край. Сейчас, что хочешь, то и говоришь. А в войну были-то эти тарелки-радио. По радио скажут, а ты скажи - тебя сразу в ссылку. Или на работу опоздашь на 2 минуты, или на лесосплав - в ссылку отправляли. Тятя уже погиб  (под Ленинградом), маму и меня с сестрой Дашей привезли в Красноярский край, Абенский район, село Петровка. Привезли и бросили. Мы кое-как дошли до деревни Петровка, 1,5 км. Потом мама хлопотала, везде писала. И потом сказали: «Воля ваша, хочите езжайте, хочите здесь оставайтесь». И мы прожили там 18 лет в Красноярске. Приняли очень хорошо. Мама там стала работать на ферме дояркой. А потом мы подросли, и мы заставили маму дома сидеть. Самостоятельно я вышла работать в 1953 году (14 лет).

Многих ссылали. Даже офицеры, генералы, профессора были из далека, из Украины, с Тамбова. Врачи заслуженные были, очень хорошие врачи. Врачи одевались так зимой: валенки серые подшитые. Хуже одевались, чем работяги.

Худенька-худенька одежда была.

Дружно было, вообще дружно жили. И место такое... Ой, че красиво! Вот здесь улица идет больша-ая. Больша длинна улица. По середине озеро. Плавают на лодках. И с другой стороны улица большая. Ой, до чего красивое село! Большое и красивое. И школа была по середине.

И я в школу когда пошла, в 1 класс, на мне были лапти одеты. Веревочкой завяжешь вот тут (показывает на икрах). Телогреек не было, а были такие покрывальи клеточками, как шали такие и кисти. Вот завернешься в такую большую шаль и в школу идешь. Учителя были приезжие. Одна учительница на все 1, 2, 3, 4 и до 10 класса. Учительница была строгая и я хорошо запомнила. На родительский день я с одной подружкой пошла на кладбище, и она нас на горох поставила на колени. И на горохе мы вот так сидели (на коленях) 40 минут.

Сестра Дарья там вышла замуж за Владимира Сергеевича Дзюбу с Ростовской области. Родила там Сергея, Татьяну. Здесь уже родился Александр, дедушкино имя дали.

Мы побывали, где был Ленин. Знаем теперь летний шалаш, зимний шалаш. Печка из камней, лампа, маленькое окошечко.

           *  *  *

Аксенова (в девичестве Стряпунина) Агнея Сергеевна, 1926 г.р., уроженка с. Баян. Записано 10.02.2002 года.

ОДЕЖДА КАЗАЧКИ

Мама, Анастасия Васильевна, 1889 г.р., ходила в запане. Грудка квадратиком, лямки шли за спину. Завязочки за шею - так не носила. Отрезной пояс сзади завязывался на небольшой бантик. Подол был прямоугольный с двумя карманами, по низу средненькая файбора.

Носила мама кофту-баску с рукавом-фонариком, без манжеты. Застежка впереди, пуговки мелкие, петли прорезные. Кофточка плотно облегала фигуру. По талии пришивалась узкая тесемка (по шву), пришивалась файбора очень пышная.

Были у нее ботиночки, высокие, черные, внизу отделано металлическими скобками, потом шнурочки до верха.

Украшения не носила, ни серьги, ни бусы. Было у нее золотое колечко и все (обручальное). Во время войны жала и потеряла колечко. Все искали, но так и не нашли.

Людмила Поддельская,

с. Петропавловка.

ПЕРВАЯ

УЧИТЕЛЬНИЦА

Первая учительница, которая прибыла в Баян была Мария Михайловна Макарьева, москвичка, миссионерка. В Баян она приехала в 1884 г., раньше работала в Кяхте, в церковно-приходской школе. В Баяне сначала учила дома, потом построили начальную школу.

Поехала она как-то в Зайцево, посетила дом, в котором было 10 детей, пожалела она девочку Маланью и взяла с собой. У Маланьи бабушка была из Татарии, вышла замуж за бурята. Маланью Мария Михайловна обучала грамоте. Потом та работала в церкви с книгами.

Учился в школе Панафидин Игнат, закончил школу в 1902-1903 году в возрасте примерно 14 лет. Как  лучшего ученика его отправляли учиться в Казанский университет. Сшили ему костюм, но он так и не уехал.

Мария Михайловна была не замужем. Многие к ней приходили свататься. Любила она и выпить. Сама была из дворянской семьи, богатая, но когда прислали  запрос, ехать за наследством она отказалась в пользу союзов, которые в то время везде образовывались. Известно, что она занималась революционной пропагандой. Однажды из Кяхты к ней прискакал верховой. Сказал, чтоб спрятала литературу. На завтра нагрянула полиция, но ничего не нашли. В 1903 году она умерла. Кто-то в самогонку добавил махорки, и она отравилась. Похоронили ее в Баяне. В Иркутске отлили ей чугунный крест на могилу, с ажуром.

По этой причине Игнат не поехал на учебу. Потом женился на Маланье. В 1931-32 годах Игнат был председателем коммуны (колхоза) «Труженик».

            *  *  *

Черных (в девичестве Стряпунина) Ольга Александровна, 1939 г.р., уроженка с. Баян. Записано в 2002 году.

ДЕДУШКА НИКОЛАЙ

Отец и мама баянски. Вся родова баянски. Маму звать Стряпунина Глафира Николаевна. Ее отца звали Бальчугов Николай Константинович. Мама с 1904 года, отец с 1902 года -  Стряпунин Александр Андриянович. Мамину маму звали Акулина. Дедушка прожил 95 лет, умер до войны. Акулина прожила чуть ли не 100 лет. Главное, ничем не болели. Дедушка умер - легкая смерть. Кто заболеет, он говорит: «Ну, тебе уже лень работать, ты уже представляешься». Он не верил, как люди болеют. Однажды утром встал, говорит: «Ну, Акуля, заказывайте всех сестер, чтоб приехали». У него было 12 сестер, все баянски, он одну сестру любил. Вот заказали. Сестры приехали. Пообедал он и самую любимую сестру заказал: «Сходи, мне из колодца принеси воды пить». И сестра его пошла, воды принесла. Он ковш взял, холодной воды попил, лег на кровать и все, и скончался. Раз мои родители в Бога верили, то и он верил.

МАМА

Мама была из богатой семьи, отец - из бедной. Он работал у богачей батраком.

В семье мамы коров держал. Бараны, куры, гуси - в общем, все у них хозяйство. Работников держали. Но и дедушка рассказывал (мамин отец) «Дедушка ходил на работу еще звезды были, еще темно было. И темно приходил, даже забывал обедать». Хлеб они сами садили. Богаты они были по своему труду. Маме было 26, когда она вышла замуж. В семье была двадцать вторая.

И потом она в девчонках поехала туды в Монголию. Работала мама в Монголии. Она рассказывала, что в 1926 году Сталин приезжал в Монголию, а мама работала горничной. Салфетки таки, все чисто, все наглажено. Самолет прилетит, Сталин выходит. Встреча такая была... ковры, все застелено. Сама его видела. Сестра родилась в 1930 году, вот она 4 года до этого и была. Ну она приезжала, уезжала, родители-то тут жили.

У моей мамы была Библия на старославянском языке. Старинная. Она где-то сейчас у двоюродного брата. Листочки уже желты-желты. К ней приходили соседи. Какой праздник придут: «Ну, читай нам». Ну вот мама читала. Она славянский язык сильно понимала. Она проходила школу молитвенных классов, где преподавали молитву. Когда мама в колхозе пасла баран, нас с собой брала. Она учила нас молитве «Отче наш, Сущий на небесах». Она нас учила. Вот встанет утром, молится, и мы с ней. Иконы не сохранились.

У ней образования было всего два класса. Вот сейчас одиннадцать классов кончат, как два класса раньше. Вот племянник учился, она сядет, очки наденет и задачи решит. И покажет, и расскажет.

В ССЫЛКЕ

В 1943 году 4 января сослали в Красноярский край. Сейчас, что хочешь, то и говоришь. А в войну были-то эти тарелки-радио. По радио скажут, а ты скажи - тебя сразу в ссылку. Или на работу опоздашь на 2 минуты, или на лесосплав - в ссылку отправляли. Тятя уже погиб  (под Ленинградом), маму и меня с сестрой Дашей привезли в Красноярский край, Абенский район, село Петровка. Привезли и бросили. Мы кое-как дошли до деревни Петровка, 1,5 км. Потом мама хлопотала, везде писала. И потом сказали: «Воля ваша, хочите езжайте, хочите здесь оставайтесь». И мы прожили там 18 лет в Красноярске. Приняли очень хорошо. Мама там стала работать на ферме дояркой. А потом мы подросли, и мы заставили маму дома сидеть. Самостоятельно я вышла работать в 1953 году (14 лет).

Многих ссылали. Даже офицеры, генералы, профессора были из далека, из Украины, с Тамбова. Врачи заслуженные были, очень хорошие врачи. Врачи одевались так зимой: валенки серые подшитые. Хуже одевались, чем работяги.

Худенька-худенька одежда была.

Дружно было, вообще дружно жили. И место такое... Ой, че красиво! Вот здесь улица идет больша-ая. Больша длинна улица. По середине озеро. Плавают на лодках. И с другой стороны улица большая. Ой, до чего красивое село! Большое и красивое. И школа была по середине.

И я в школу когда пошла, в 1 класс, на мне были лапти одеты. Веревочкой завяжешь вот тут (показывает на икрах). Телогреек не было, а были такие покрывальи клеточками, как шали такие и кисти. Вот завернешься в такую большую шаль и в школу идешь. Учителя были приезжие. Одна учительница на все 1, 2, 3, 4 и до 10 класса. Учительница была строгая и я хорошо запомнила. На родительский день я с одной подружкой пошла на кладбище, и она нас на горох поставила на колени. И на горохе мы вот так сидели (на коленях) 40 минут.

Сестра Дарья там вышла замуж за Владимира Сергеевича Дзюбу с Ростовской области. Родила там Сергея, Татьяну. Здесь уже родился Александр, дедушкино имя дали.

Мы побывали, где был Ленин. Знаем теперь летний шалаш, зимний шалаш. Печка из камней, лампа, маленькое окошечко.

           *  *  *

Аксенова (в девичестве Стряпунина) Агнея Сергеевна, 1926 г.р., уроженка с. Баян. Записано 10.02.2002 года.

ОДЕЖДА КАЗАЧКИ

Мама, Анастасия Васильевна, 1889 г.р., ходила в запане. Грудка квадратиком, лямки шли за спину. Завязочки за шею - так не носила. Отрезной пояс сзади завязывался на небольшой бантик. Подол был прямоугольный с двумя карманами, по низу средненькая файбора.

Носила мама кофту-баску с рукавом-фонариком, без манжеты. Застежка впереди, пуговки мелкие, петли прорезные. Кофточка плотно облегала фигуру. По талии пришивалась узкая тесемка (по шву), пришивалась файбора очень пышная.

Были у нее ботиночки, высокие, черные, внизу отделано металлическими скобками, потом шнурочки до верха.

Украшения не носила, ни серьги, ни бусы. Было у нее золотое колечко и все (обручальное). Во время войны жала и потеряла колечко. Все искали, но так и не нашли.

Людмила Поддельская,

с. Петропавловка.

ПЕРВАЯ

УЧИТЕЛЬНИЦА

Первая учительница, которая прибыла в Баян была Мария Михайловна Макарьева, москвичка, миссионерка. В Баян она приехала в 1884 г., раньше работала в Кяхте, в церковно-приходской школе. В Баяне сначала учила дома, потом построили начальную школу.

Поехала она как-то в Зайцево, посетила дом, в котором было 10 детей, пожалела она девочку Маланью и взяла с собой. У Маланьи бабушка была из Татарии, вышла замуж за бурята. Маланью Мария Михайловна обучала грамоте. Потом та работала в церкви с книгами.

Учился в школе Панафидин Игнат, закончил школу в 1902-1903 году в возрасте примерно 14 лет. Как  лучшего ученика его отправляли учиться в Казанский университет. Сшили ему костюм, но он так и не уехал.

Мария Михайловна была не замужем. Многие к ней приходили свататься. Любила она и выпить. Сама была из дворянской семьи, богатая, но когда прислали  запрос, ехать за наследством она отказалась в пользу союзов, которые в то время везде образовывались. Известно, что она занималась революционной пропагандой. Однажды из Кяхты к ней прискакал верховой. Сказал, чтоб спрятала литературу. На завтра нагрянула полиция, но ничего не нашли. В 1903 году она умерла. Кто-то в самогонку добавил махорки, и она отравилась. Похоронили ее в Баяне. В Иркутске отлили ей чугунный крест на могилу, с ажуром.

По этой причине Игнат не поехал на учебу. Потом женился на Маланье. В 1931-32 годах Игнат был председателем коммуны (колхоза) «Труженик».

            *  *  *

Черных (в девичестве Стряпунина) Ольга Александровна, 1939 г.р., уроженка с. Баян. Записано в 2002 году.

ДЕДУШКА НИКОЛАЙ

Отец и мама баянски. Вся родова баянски. Маму звать Стряпунина Глафира Николаевна. Ее отца звали Бальчугов Николай Константинович. Мама с 1904 года, отец с 1902 года -  Стряпунин Александр Андриянович. Мамину маму звали Акулина. Дедушка прожил 95 лет, умер до войны. Акулина прожила чуть ли не 100 лет. Главное, ничем не болели. Дедушка умер - легкая смерть. Кто заболеет, он говорит: «Ну, тебе уже лень работать, ты уже представляешься». Он не верил, как люди болеют. Однажды утром встал, говорит: «Ну, Акуля, заказывайте всех сестер, чтоб приехали». У него было 12 сестер, все баянски, он одну сестру любил. Вот заказали. Сестры приехали. Пообедал он и самую любимую сестру заказал: «Сходи, мне из колодца принеси воды пить». И сестра его пошла, воды принесла. Он ковш взял, холодной воды попил, лег на кровать и все, и скончался. Раз мои родители в Бога верили, то и он верил.

МАМА

Мама была из богатой семьи, отец - из бедной. Он работал у богачей батраком.

В семье мамы коров держал. Бараны, куры, гуси - в общем, все у них хозяйство. Работников держали. Но и дедушка рассказывал (мамин отец) «Дедушка ходил на работу еще звезды были, еще темно было. И темно приходил, даже забывал обедать». Хлеб они сами садили. Богаты они были по своему труду. Маме было 26, когда она вышла замуж. В семье была двадцать вторая.

И потом она в девчонках поехала туды в Монголию. Работала мама в Монголии. Она рассказывала, что в 1926 году Сталин приезжал в Монголию, а мама работала горничной. Салфетки таки, все чисто, все наглажено. Самолет прилетит, Сталин выходит. Встреча такая была... ковры, все застелено. Сама его видела. Сестра родилась в 1930 году, вот она 4 года до этого и была. Ну она приезжала, уезжала, родители-то тут жили.

У моей мамы была Библия на старославянском языке. Старинная. Она где-то сейчас у двоюродного брата. Листочки уже желты-желты. К ней приходили соседи. Какой праздник придут: «Ну, читай нам». Ну вот мама читала. Она славянский язык сильно понимала. Она проходила школу молитвенных классов, где преподавали молитву. Когда мама в колхозе пасла баран, нас с собой брала. Она учила нас молитве «Отче наш, Сущий на небесах». Она нас учила. Вот встанет утром, молится, и мы с ней. Иконы не сохранились.

У ней образования было всего два класса. Вот сейчас одиннадцать классов кончат, как два класса раньше. Вот племянник учился, она сядет, очки наденет и задачи решит. И покажет, и расскажет.

В ССЫЛКЕ

В 1943 году 4 января сослали в Красноярский край. Сейчас, что хочешь, то и говоришь. А в войну были-то эти тарелки-радио. По радио скажут, а ты скажи - тебя сразу в ссылку. Или на работу опоздашь на 2 минуты, или на лесосплав - в ссылку отправляли. Тятя уже погиб  (под Ленинградом), маму и меня с сестрой Дашей привезли в Красноярский край, Абенский район, село Петровка. Привезли и бросили. Мы кое-как дошли до деревни Петровка, 1,5 км. Потом мама хлопотала, везде писала. И потом сказали: «Воля ваша, хочите езжайте, хочите здесь оставайтесь». И мы прожили там 18 лет в Красноярске. Приняли очень хорошо. Мама там стала работать на ферме дояркой. А потом мы подросли, и мы заставили маму дома сидеть. Самостоятельно я вышла работать в 1953 году (14 лет).

Многих ссылали. Даже офицеры, генералы, профессора были из далека, из Украины, с Тамбова. Врачи заслуженные были, очень хорошие врачи. Врачи одевались так зимой: валенки серые подшитые. Хуже одевались, чем работяги.

Худенька-худенька одежда была.

Дружно было, вообще дружно жили. И место такое... Ой, че красиво! Вот здесь улица идет больша-ая. Больша длинна улица. По середине озеро. Плавают на лодках. И с другой стороны улица большая. Ой, до чего красивое село! Большое и красивое. И школа была по середине.

И я в школу когда пошла, в 1 класс, на мне были лапти одеты. Веревочкой завяжешь вот тут (показывает на икрах). Телогреек не было, а были такие покрывальи клеточками, как шали такие и кисти. Вот завернешься в такую большую шаль и в школу идешь. Учителя были приезжие. Одна учительница на все 1, 2, 3, 4 и до 10 класса. Учительница была строгая и я хорошо запомнила. На родительский день я с одной подружкой пошла на кладбище, и она нас на горох поставила на колени. И на горохе мы вот так сидели (на коленях) 40 минут.

Сестра Дарья там вышла замуж за Владимира Сергеевича Дзюбу с Ростовской области. Родила там Сергея, Татьяну. Здесь уже родился Александр, дедушкино имя дали.

Мы побывали, где был Ленин. Знаем теперь летний шалаш, зимний шалаш. Печка из камней, лампа, маленькое окошечко.

           *  *  *

Аксенова (в девичестве Стряпунина) Агнея Сергеевна, 1926 г.р., уроженка с. Баян. Записано 10.02.2002 года.

ОДЕЖДА КАЗАЧКИ

Мама, Анастасия Васильевна, 1889 г.р., ходила в запане. Грудка квадратиком, лямки шли за спину. Завязочки за шею - так не носила. Отрезной пояс сзади завязывался на небольшой бантик. Подол был прямоугольный с двумя карманами, по низу средненькая файбора.

Носила мама кофту-баску с рукавом-фонариком, без манжеты. Застежка впереди, пуговки мелкие, петли прорезные. Кофточка плотно облегала фигуру. По талии пришивалась узкая тесемка (по шву), пришивалась файбора очень пышная.

Были у нее ботиночки, высокие, черные, внизу отделано металлическими скобками, потом шнурочки до верха.

Украшения не носила, ни серьги, ни бусы. Было у нее золотое колечко и все (обручальное). Во время войны жала и потеряла колечко. Все искали, но так и не нашли.

Людмила Поддельская,

с. Петропавловка.

Повествования старожилов селения Елотуй.

Красавина (в девичестве Корнева) Арина Саввишна, 1913 г.р., с. Елотуй. Записано 15.05.2002 г.

СЕЛО

Раньше народ крепкий был. Каждого приучали к работе, помогали все. Родители детей крепко держали. Дети добры росли.

В основном были неграмотные. Евангелие не читали. У нас была часовенка. Молоденьки бегали туда, молились. Знали, что Боженьке молиться надо. Был страх Господен. Знали грех. На Пасху обязательно, кто бедно живет, тому молочка, мяска приносили. Крестить ездили в Баян.

Музыкальные инструменты были, в основном балалайки. В деревне был мастер – дедушка Игнаха Аксенов, 18.... г.р.  Были бандурки. Струны делали как нитки, тоненькие, крученные. 

Из Елоты люди переселились в Гэгэтуй, Петропавловку.

ПАДЧЕРИЦА

Я осталась сиротой, без матери. Даже не помню ее. Мою маму звали Федора, в девичестве Юдина, родом из с. Шариново. Отец, Корнев Савва Васильевич родился в с. Елотуй. В селе свои жили Корневы. Вот приду к одним, там хозяева говорят: «Молодухи, девку пойте чаем». У одних попью, к другим иду. Без матери осталась, поднимали меня старшие две сестры – Алевтина, Арина. Отец сразу женился на женщине, взяв ее с двумя сыновьями – Кириллом и Кузьмой. Трое еще от моего отца родились. Мачеха меня не взлюбила. «Колотушек ела». Своих детей жалела. Только слышно было: «Аринка, иди туда, сюда, сделай то, друго». Отец ничего не знал, но догадывался, наверно. Он все больше во дворе был. Говорили «надворна собака». В Монголии один год работал, вербовался. Много всего привез. А жаловаться нельзя было, еще больше достанется от мачехи.

Когда нет работы, я сяду на ленивку ноги подожму по-бурятски и сижу, сижу. Боюсь по дому ходить, все чисто. Парни стащут за руки, по дому поводят, я опять залезу с ногами.

ЗАМУЖЕМ

Когда вышла замуж, пришла в семью, где было 10 детей. Семья хороша, дружна. Никто не ругался. Муж добрый был, Красавин Тимофей Иванович. Сам с Елотуй, с 1912 года рождения. У  свекра было 6 молодух. Сначала две молодухи жили со стариками, потом сыновья еще женились. В избе стояла одна деревянная койка. На ней спали старики. Молодые спали на полу.

ПОЛЫ

Полы были не крашены. Посыпали их песком. Ходили за каменьями, потом их обжигали, толкли. Собирали траву: арженец твердый, повелицу, ветошь. Эту траву готовили на зиму. Вымоешь, пахнет одной сосной. Летом травы настелешь, браво пахнет. Зимой пол песочком посыпешь.

ОГОРОД

В огороде садили капусту, морковь, огурцы, брюкву, тыкву.

Тыкву готовили так. Вынимали семена, накрывали крышкой и ставили в горячо натопленную печь. Потом добавляли туда готовый картофель и все перемешивали.

Тюрю готовили как только редька поспеет. На терке крошили редьку, добавляли зеленый лук, цвет огуречный нарвешь, накрошишь. Намесишь, наешься. Добавляли квас, но ели и без кваса. Хлеб ели черный. Собирали голубицу, бруснику, землянику. Боярку спелую катали в шарик и ели. Старики ругали – грех было есть.

Собирали грузди, обабки. Обабки наварят, как мясо. Молока добавят или водички.

      ЯША-ДУРАЧОК

Был в селе Яша Кирьянов – дурачок. Ходил без штанов. Стыд прикрывал длинной тряпкой, которая завязывалась на одном плече. Летом рамы в окнах вытаскивали, двери никогда не запирали. Убийств и воровства не было. Яша ночью ходил по деревне, залазил в дом через окно. Ему люди с вечера оставляли на столе муку, насеянную в сельнице. Мужики ложили на видное место курево (кисет, трубку).  Для него. Ночью тятя тоже вставал курить, но Яшу никто ночью в избе не видел и не слышал. Очень тихо ходил, помаленьку. Утром пол сельницы муки оставлялось. Наестся, накушается и отвалит. Сам он был с Баяна, а ходил и по соседним селам. 

 

*  *  *

Кудрявцева (в девичестве Брикова) Александра Макаровна, 1947 г.р., с. Тохой. Записано 2002 г.

СЕЛО. ПАДИ

В Елотуе протекала речка, все ее называли луковая. Есть там крутой каменный утес и растет там дикий лук на отвесной стене, ближе к Баяну. Идут: падь Шарыха (от имения), падь Корнилово (там был Корнилов), падь Лаврушкино (справа от Гунзана), в центре между большими сопками Гунзана село Бардачево, падь Подкороткая (чуть правее ретранслятора), Под горой стоял Тахой, крупная падь Дурен, большая падь Байба-Торейская.

 

*  *  *

Пашинская Татьяна Семеновна, 1936 г.р., уроженка с. Елотуй. Записано 16 августа 2011 г.

СЕЛО

О революции сильно-то не рассказывали. Бедно жили, не раскулачивали. В Елотуй вообще не было таких кулаков, чтоб сослали, раскулачили. Не слыхать даже было. Все одинаково жили.

БАБУШКА

АКУЛИНА    

Чуть дедушку помню, бабушку Акулину, в девичестве Сухарева. Мама работала все время в колхозе, а бабушка водилась со мной. И на поле, и везде, и пахала - все мама. Сильно не помню, но вспоминаю, что таскала меня бабушка везде за собой за юбчежку. Подхватит, мне даст юбку свою и, чтоб я за подол держалась. А к вечеру потом начинаю ныть, она ходит стучит по ограде палкой, когда мама придет. Не зовет маму, а меня успокаивает. Стучит палкой, должна мать подойти. Подол у бабушки длинный. У нее юбка была. Раньше резинки не было. Как уж они юбку держали я даже и не помню. Сарафана не было, кофты были. Фартук этот длинный – запан. За шею. Больших два кармана, по низу файбора.

КОНИ – ФРОНТУ

Дедушка, Пашинский Кон Пахомыч, родом из с. Елотуй. Когда на фронт понадобились кони, вот он пожелал, говорит: «Поеду, может быть Сеньку увижу, да и коней угоню». По скольку коней гоняли, я даже и не скажу. Но водили-то: сам сиди да сколько веди за собой. Коней в колхозе брали. Они и верховые и тягловые. Кони-то были одни и те же. Запряги, они и потянут. Куда гоняли, даже не скажу. Туда, где тятя служил. Уговаривали сначала, уговаривали, чтобы не ездил: «Ты ведь пожилой». «Не-е, поеду, посмотрю. Может я его увижу». Оне-то старики наши в войну умерли. Дедушка оттуда приехал, заболел-заболел да так и не поднялся. Вскоре и бабушка Акулина заболела.

ДОМ

Дом был маленький. Нас жило шесть человек. Потом еше двоюродную сестру пустили с мужем. Восемь. Да они еще Темку родили, зыбка висела. На полу спали на потнике, укрывались шубами. Шубы шили. Мама овчины делала все время и шубы сама шила. Одну шубу на четверых тянем, кто в рукав залезет мало-мало. На полу-то холодно зимой.

МУЗЫКАЛЬНЫЕ

ИНСТРУМЕНТЫ

В войну была гармошка, балалайка. Гитару я не помню, а вот балалайки были. 

В основном балалайки были. Это потом мало-мало начали жить, гармошки стали покупать. Клубов сначала не было, на улице танцевали. В основном вальс. Восьмерку танцевали мало-мало.

 

*  *  *

Сукнева (в девичестве Корнева) Анфиса Никитична, 1924 г.р., с. Елотуй. Записано 10.02.2001 г.

ОДЕЖДА

Вышла замуж в 17 лет. Мама умерла рано, примерно, в 1941 году. Она сама шила сарафаны, папахи и другую одежду. Папахи носила молодежь. Шились сарафаны отрезные по талии, застежка с навесными петлями с левого бока. У пояса мелкие борики, внизу, по подолу пришита файбора.

Запан с нагрудкой и ленточкой, которая идет за шею. Пояс завязывается сзади. По низу подола – фаборочка. На запане 2 кармана.

Кофточка шилась с воротничком-стойкой, застежка впереди на пуговках, петли навесные. Рукав пышный, припосажен фонариком.

Людмила Поддельская,

с. Петропавловка.

 






Поиск по сайту

Сайт Органов Государственной Власти РФ

Сайт Органов Государственной Власти РБ


Глава МО "Джидинский район"
Цыренов Валерий Ринчиндоржиевич


Дорогие друзья!

Мы рады Вас приветствовать на сайте муниципального образования «Джидинский район» Республики Бурятия. >>>



Административный центр: 
с. Петропавловка

Население: 27 000 чел.

Площадь: 8 600 км².

Географическое положение:
Район расположен в юго-западной части Республики Бурятия. Занимает долину среднего и нижнего течения реки Джиды и прилегающие к ней Боргойские сухие солончаковые степи. С севера район ограничивает Хамар-Дабанский и Боргойский, а с юга – Джидинский хребты. По восточной границе района протекает река Селенга.


Республиканский регистр муниципальных нормативных правовых актов


Личный кабинет налогоплательщика


Портал государственных и муниципальных услуг Республики Бурятия


Портал государственных и муниципальных услуг Республики Бурятия


Родное село


Личный кабинет

Опрос населения об эффективности деятельности руководителей ОМСУ Бурятии, унитарных предприятий и учреждений, акционерных обществ










© Муниципальное образование "Джидинский район" Республики Бурятия
Полное или частичное использование материалов возможно только с разрешения Администрации.
При использовании материалов ссылка на официальный сайт Муниципального образования "Джидинский район" Республики Бурятия
http://admdzd.sdep.ru/ обязательна!
Разработка официального сайта sdep.ru Яндекс.Метрика